Студия «Vitart»Первый том — Истории Российской империи Второй том — История русской культуры
Один из гербов Российской империи

ГЛАВНАЯ — здесь ОГЛАВЛЕНИЕ

Краткая история русской литературы:

Народная поэзия
Литература древнего периода
Литература под югозападным влиянием
Литература петровской эпохи
Литература 18-го и начала 19-го века
Литература пушкинского периода
Литература 1840-х годов
Литература 1850-х годов
Литература 1860, 1870-х годов
Литература 1880, 1890-х годов

Краткая история русского искусства:

Архитектура
Живопись
Музыка
Скульптура
Театр

Loading

 

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
ЛИТЕРАТУРА 1850-Х ГОДОВ

Смелый порыв к возвышенным идеалам и глубокому анализу окружающей жизни, охвативший молодое поколение 40-х годов, стал уже казаться многим односторонним и опасным увлечением. Реализм Гоголя и вообще "натуральной школы" находили резким и антихудожественным. Белинского в "Отечественных Записках" сменили "умеренные западники", старавшиеся реставрировать "спокойное созерцание жизни" в поэзии в противовес гражданским мотивам реальной школы. Пушкина противополагали Гоголю (Дружинин, Анненков). Эта реставрация будто бы "пушкинской поэзии" находила тайное сочувствие во многих людях 40-х годов (И. Тургенев, Боткин, Л. Толстой, Гончаров), хотя и не нашла своего полного выражения в их произведениях. Зато теория "чистого искусства" имела успех в лирике, которая дала очень талантливых её последователей (Аполлон Майков, Фет, гр. А. Толстой и др.).
Между тем и в славянофильском лагере появилось более "умеренное течение". В противовес "крайностям" первых славянофилов выступили так называемые "почвенники", группировавшиеся сначала в "Москвитянине", а затем (уже в начале 60-х годов) в журналах "Время" и "Эпоха". Самым видным и талантливым представителем их в 50-х годах был критик Аполлон Григорьев, старавшийся обосновать особую критическую школу, "органическую", признававшую, что каждое художественное произведение есть организм, непосредственно развившийся на почве духовной жизни своего народа, связанный с нею нерасторжимыми узами. Отсюда художник - раб своего вдохновения. Он должен отражать только духовную сущность своего народа и чем гениальнее он, тем полнее эта сущность находит выражение в его творениях. С этой точки зрения им написаны разборы произведений Пушкина, Гоголя, Островского, Тургенева и Гончарова, нередко поражающие проницательностью, но в общем туманные и неопределённые. Основы своей критики Аполлон Григорьев взял у того же Шеллинга.
"Почвенники" не отрицали уже так категорически петровские реформы, вообще не относились к западной цивилизации с нетерпимостью, как их предшественники. Во всяком случае, и здесь у "почвенников" вопросы "чистого искусства" в 50-х годах заняли первенствующее место сравнительно с анализом социальных явлений.
Крымская война, раскрывшая вопиющие неустройства русской внутренней жизни, и вступление на престол императора Александра II, проникнутого гуманными идеями, положили начало новой исторической эпохе. Всё то духовное богатство, которое было подготовлено в 40-х годах и которое невидимо росло и укреплялось в период временного застоя в лучших людях общества, - теперь явилось в полном блеске. Все лучшие силы выступили в необыкновенно единодушном энтузиазме на борьбу с величайшим злом эпохи - крепостным правом, под которым скрывались, по мнению передовых людей, все язвы нашего государственного строя.
Открывались новые журналы и газеты ("Русский Вестник", "Сельское благоустройство", "Атеней", "Время", "Русское Слово", "Русская Беседа" и др.). Оживились прежние издания ("Отечественные Записки", "Современник", "Библиотека для чтения"). Под влиянием общего энтузиазма были забыты старые партийные споры. Всё было сосредоточено на одной великой заботе реформирования старых основ жизни, нравственного очищения застоявшейся атмосферы.
Люди 40-х годов расправляют свои вполне окрепшие крылья и дарят русскую литературу лучшими своими созданиями. И. С. Тургенев пишет "Рудина", "Дворянское гнездо", "Накануне", издаёт отдельный сборник "Записок Охотника". Гончаров кончает "Обломова". Возвращённый Достоевский пишет "Униженные и Оскорблённые" и "Записки из Мёртвого дома". Некрасов печатает свои песни "мести и печали" и впервые выступает с лирикой из народной жизни. Впервые появляется на русском языке, хотя далеко неполный "Кобзарь" Тараса Шевченко, который и сам скоро возвращается из ссылки. Салтыков (Щедрин) печатает в "Русском Вестнике" свои первые сатирические "Губернские очерки", сразу завоевавшие себе широкую популярность и вызвавшие целую "обличительную литературу".
Л. Толстой помещает в "Современнике" свои "Севастопольские рассказы", "Казаки", "Люцерн" и др., полные глубокого как психического, так и социального анализа. Островский, молчавший почти пять лет после своей первой комедии "Свои люди - сочтёмся", выступает с целым рядом пьес, создающих эпоху в нашей драматургической литературе ("Бедность - не порок", "В чужом пиру похмелье", "Бедная невеста", "Доходное место" и др.). Григорович и Писемский продолжают писать повести из народного быта; появляется одна из лучших пьес последнего, из крепостного быта, "Горькая судьбина". Так деятельно и благотворно развивается творчество художников 40-х годов под живительным влиянием общего подъёма духа.
Этот же подъём духа вызвал на литературную сцену новые, молодые силы, которые известны в литературе под именем "людей 60-х годов". Они внесли в литературу новую характерную струю, так как их душевный склад и мировоззрение были иными, чем те, которые характеризовали большинство людей 40-х годов. Они вышли из среднего, разночинского, непривилегированного класса. Их взгляд на жизнь не был так глубок, как у их предшественников, но он был проще, определённее, цели их яснее и достижимее. В противовес идеальным, но часто неопределённым стремлениям и порывам тургеневских Дон-Кихотов и расслабляющему, хотя и глубокому, самоанализированию Гамлетов, они выставили принципы свободного труда, реального знания и экономического благосостояния масс. В первое время эти молодые силы начали группироваться в "Современнике" Некрасова (с 1856 года) и поставили себе целью установить преемственную связь с теми элементами литературы 40-х годов, которые были наиболее сродни им. Эти элементы были в кружке западников.
Первым влиятельным произведением молодой школы был ряд статей Чернышевского - "Очерки Гоголевского периода", посвящённый именно реставрации сродных ей идей и имён из недавнего прошлого, прежде всего Белинского, особенно в последний период его деятельности. В этих статьях и в диссертации об "Эстетических отношениях искусства к действительности" Чернышевским было положено начало так называемой публицистической критике.
Выдающимися представителями публицистической критики были Чернышевский, Добролюбов, Писарев и Антонович. Критика Добролюбова дала целый ряд особенно замечательных статей по поводу Тургенева, Гончарова, Достоевского, Островского и др. Публицистическое направление критики было результатом реформ, касавшихся основ социальной и личной жизни. Вполне последовательно для молодой школы было и то, что её симпатии обратились на те области европейской литературы и науки, которые пытались дать наиболее реальные ответы на запросы жизни. Таковыми были естествознание, позитивная философия и экономическая политика. Деятельность этой школы в вопросах политэкономии и всего, что касалось уяснения разнообразных сторон народной жизни (общины, выкупа и пр.), очень часто сходилась со славянофилами, работавшими столь же энергично в других изданиях ("Русская Беседа", "Сельское благоустройство").
Новое направление вызвало появление и соответствующей беллетристики, но в первый период она не дала особенно крупных художественных произведений. Хотя и появлялись очень выдающиеся таланты (Помяловский, Левитов, Слепцов), подававшие большие надежды, но, вследствие крайне неблагоприятных жизненных условий, они не успели развить своих сил. Появился особый вид тенденциозной, публицистической беллетристики в романе и лирике (Авдеев, Минаев, Курочкин, Михайлов, Шеллер, Омулевский - Иннокентий Фёдоров, Станюкович). Крупные же художественные произведения и этого периода продолжали принадлежать писателям 40-х годов, из которых одни (Некрасов, Салтыков, Плещеев) навсегда остались неразрывно связанными с молодой школой, между тем как другие затем разошлись со взглядами "Современника" и "Русского Слова" и примкнули ко вновь появившимся журналам с иным направлением: Тургенев, Гончаров, Григорович - к "Вестнику Европы", Достоевский - к "почвенникам" "Времени" и "Эпохи", а затем, вместе с Писемским, - к "Русскому Вестнику". Лев Толстой и Островский стояли независимо от журнальных партий. К этим же журналам примкнули и поэты "чистого искусства" (Майков, Полонский, Фет).

На следующую страницу 

 На предыдущую страницу

Студия «Vitart»