Студия «Vitart»Первый том — Истории Российской империи Второй том — История русской культуры
Один из гербов Российской империи

ГЛАВНАЯ — здесь ОГЛАВЛЕНИЕ

Краткая история русской литературы:

Народная поэзия
Литература древнего периода
Литература под югозападным влиянием
Литература петровской эпохи
Литература 18-го и начала 19-го века
Литература пушкинского периода
Литература 1840-х годов
Литература 1850-х годов
Литература 1860, 1870-х годов
Литература 1880, 1890-х годов

Краткая история русского искусства:

Архитектура
Живопись
Музыка
Скульптура
Театр

Loading

 

СЛОВАРЬ: термины и биографии

Островский, Александр Николаевич, драматический писатель; родился в 1823 году в Москве. Отец его служил в гражданской палате. Матери Островский лишился ещё в детстве и никакого образования не получил, но, благодаря библиотеке отца он ознакомился с русской литературой и почувствовал наклонность к писательству. По настоянию отца Островский поступил на юридический факультет, но окончить его не смог из-за столкновения с одним из профессоров и поступил на службу писцом в суд. Этим и определился характер его первых литературных опытов.
К 1846 году Островским было уже много написано сцен и задумана комедия: "Несостоятельный должник" (позднее - "Свои люди - сочтёмся"), одна сцена которой была написана в сотрудничестве с провинциальным актёром Тарасенковым. Это обстоятельство стало источником большой неприятности для Островского, так как его обвинили в присвоении чужого литературного труда.
Вскоре, однако, появилось вполне самостоятельное произведение Островского - "Семейная картина". 14 февраля 1847 года он посетил С. П. Шевырёва и, в присутствии А. С. Хомякова, профессоров, писателей и сотрудников "Московского Городского Листка", прочёл эту пьесу. Шевырёв и Хомяков приветствовали его драматический талант. Пьеса появилась в печати месяц спустя. Именно с этой пьесы сам Островский вёл начало своей литературной деятельности. К концу 1849 года была написана комедия "Банкрут", которую Островский прочитал своему товарищу по университету, А. Ф. Писемскому.
Несколько молодых писателей, друзей Островского еще со времен студенчества, приняли предложение Погодина работать в обновлённом "Москвитянине", составив так называемую "молодую редакцию" этого журнала. Выдающееся положение в этом кружке занял Аполлон Григорьев, ставший горячим защитником и хвалителем Островского, как представителя самобытности в литературе. Комедия Островского, под изменённым заглавием: "Свои люди - сочтемся", после долгих хлопот с цензурой, доходивших до обращения к самым высшим инстанциям, была напечатана в мартовской книге "Москвитянина" 1850 года, но не была разрешена к представлению. На сцене она появилась только в 1861 году, с переделанным окончанием.
Ежегодно стали появляться и другие его пьесы: "Утро молодого человека", "Неожиданный случай", "Не в свои сани не садись", "Бедность не порок" и др. Во всех этих пьесах Островский изображал такие стороны русской жизни, которые до него почти не затрагивались литературой и совершенно не воспроизводились на сцене. Григорьев неустанно твердил о "народности" в произведениях Островского, а Чернышевский резко отрицательно отнёсся к пьесе "Бедность не порок", усмотрев в ней слащавость в изображении "патриархального" быта. Свободная же от предвзятости театральная публика бесповоротно решила дело в пользу Островского.
В 1856 году состоялась командировка литераторов для изучения и описания различных местностей России. Островский взял на себя изучение Волги от верховьев до Нижнего Новгорода. В 1860 году появилась в печати "Гроза", вызвавшая статью Добролюбова "Луч света в тёмном царстве". В 1865 году появилась поэтическая фантазия: "Воевода или сон на Волге" и комедия "На бойком месте".
С половины 60-х годов Островский усердно занялся историей Смутного времени и вступил в переписку с Костомаровым. Результатом были напечатанные в 1867 году драматические хроники: "Дмитрий Самозванец и Василий Шуйский" и "Тушино", а в 1868 году - историческая драма времён Ивана Грозного, "Василиса Мелентьева", написанная в сотрудничестве с директором театров, Гедеоновым. С этого времени начинается ряд пьес Островского, написанных в "новой манере". Он изображает не купеческий и мещанский быт, а дворянский: "На всякого мудреца довольно простоты", "Бешеные деньги" и др.
В 70-80-х годах появляются пьесы, вызванные требованиями новой русской жизни: "Волки и овцы", "Правда - хорошо, а счастье лучше", "Богатые невесты", "Добрый барин", "Бесприданница" и др. Ряд пьес Островский написал в сотрудничестве с Н. Я. Соловьёвым и П. М. Невежиным. Оригинальных пьес Островский написал всего 49. В отношении драматической техники и композиции пьесы Островского нередко слабы. Глубоко правдивый по своей природе, он сам сознавал бессилье в изобретении сюжета, так как "выдумка" и ложь были ему противны. Своими произведениями Островский создал школу настоящего реального русского драматического искусства.
Островский также переводил иностранные пьесы: "Усмирение своенравной" Шекспира, "Великий банкир" Итало Франки, "Заблудшие овцы" Чикони, "Кофейная" Гольдони, 10 интермедий Сервантеса и др.
К началу 80-х годов Островский прочно занял место вождя и учителя русской драмы и сцены. Усиленно работая в учреждённой в 1881 году комиссии при дирекции Императорских театров, он добился многих преобразований, улучшивших положение артистов и театрального образования. В 1885 году Островский был назначен заведующим репертуарной частью московских театров и начальником театрального училища. Пошатнувшееся здоровье не отвечало таким широким планам деятельности, какие он себе ставил. Усиленная работа истощила организм, и в июне 1886 года он скончался в своём костромском имении Щелыкове.
Сочинения Островского издавались неоднократно. То "новое слово" Островского, за которое так горячо ратовал Аполлон Григорьев, заключается не столько в "народности", сколько в правдивости. В этом отношении Островский сделал дальнейший шаг вперёд по сравненью с Грибоедовым и Гоголем и надолго утвердил на нашей сцене "натуральную школу", которая при начале его деятельности уже господствовала в других отделах русской литературы. По природе Островский был вовсе не сатирик, даже почти не юморист. По его собственным словам, он заботился, прежде всего, о том, чтобы показать на сцене русского человека: "пусть видит себя и радуется. Исправители найдутся и без нас. Чтобы иметь право исправлять народ, надо ему показать, что знаешь за ним и хорошее".

На следующую страницу 

 На предыдущую страницу

Студия «Vitart»