Студия «Vitart»Первый том — Истории Российской империи Второй том — История русской культуры
Один из гербов Российской империи

ГЛАВНАЯ — здесь ОГЛАВЛЕНИЕ

Краткая история русской литературы:

Народная поэзия
Литература древнего периода
Литература под югозападным влиянием
Литература петровской эпохи
Литература 18-го и начала 19-го века
Литература пушкинского периода
Литература 1840-х годов
Литература 1850-х годов
Литература 1860, 1870-х годов
Литература 1880, 1890-х годов

Краткая история русского искусства:

Архитектура
Живопись
Музыка
Скульптура
Театр

Loading

 

СЛОВАРЬ: термины и биографии

Салтыков (Н. Щедрин) Михаил ЕвграфовичСалтыков, Михаил Евграфович, замечательный русский писатель, получивший громкую известность под псевдонимом Н. Щедрин; родился 15 января 1826 года в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии, где родители его были богатыми помещиками.
Детство и отрочество Салтыкова прошли в условиях довольно неблагоприятных. Кругом он видел тяжёлые картины крепостной жизни, а воспитание шло по обычному шаблону глухих помещичьих усадеб. Первым учителем грамоты у Салтыкова был свой дворовый человек, а затем он перешёл под руководство своей старшей сестры, гувернантки и местного священника. С самых юных лет Салтыков был мальчиком, сосредоточенным в себе, замкнутым и вдумчивым к окружающим явлениям. За неимением в доме почти никаких книг для чтения пытливый мальчик перечитывал лишь старые учебники. Но особенное впечатление произвело на него тогда евангелие, оставившее в его душе глубокий след.
Десяти лет Салтыков был помещён в московский дворянский институт и через два года, в качестве достойнейшего ученика, был отправлен на казённый счёт в Царскосельский лицей. Здесь ещё были живы среди учеников традиции пушкинского времени: воспитанники бредили поэзией, читали журналы и особенно зачитывались "Отечественными Записками" со статьями Белинского. Эти условия были первой причиной раннего зарождения в Салтыкове страсти к литературной деятельности, сказавшиеся, прежде всего в сочинении стихотворений. Первое из них "Лира" было напечатано в "Библиотеке для чтения" в 1841 году, другие - в 1844 году в "Современнике", но после он никогда не писал более стихов.
По окончании курса в лицее Салтыков поступил на службу в канцелярию военного министерства. Хотя вначале Салтыков вёл рассеянную жизнь по обычаю тогдашней богатой молодёжи, но скоро он сблизился с передовыми кружками 40-х годов, в которых оказывалась склонность к французской современной литературе с её романтическим радикализмом - Ж. Санд, В. Гюго и др., о чём он не раз вспоминал после с особенной симпатией. Влияние этих кружков сказалось на первых его произведениях, появившихся в 1847-48 годах.
Повесть "Противоречие" появилась в "Отечественных Записках" в 1847 году, а вторая - "Запутанное дело" в 1848 году. В первое время начальство не обратило на них особенного внимания, но когда, под впечатлением французской революции 1848 года, были усилены строгости цензуры и подверглись пересмотру ранее пропущенные сочинения, эти повести "молодого" Салтыкова были признаны столь опасными, а вместе с ними и автор, что Салтыков был выслан из Петербурга в Вятку. Здесь он был сначала причислен к губернаторскому правлению, затем сделан чиновником особых поручений при губернаторе и, наконец, советником губернского правления, и только уже в 1855 году он возвратился в Петербург.
Семилетнее пребывание в провинции имело большое влияние на литературную деятельность Салтыкова, дав ему возможность близко изучить не только типы дореформенной бюрократии, но и весь крепостной строй жизни, разлагающее влияние которого так ярко сказалось на крымской войне. Плодом этого знакомства явились знаменитые "Губернские очерки", напечатанные в 1856 году в "Русском Вестнике" и положившие начало громкой популярности Салтыкова, как талантливого сатирика и основатели так называемой "обличительной литературы", особенно распространённой в начале эпохи реформ.
С 1860 года Салтыков принимает всё более горячее участие в литературе уже не только как художник, но и как публицист: состоя ещё на службе, он делается соиздателем Некрасовского "Современника" и одним из главных его сотрудников, а в 1868 году, будучи вице-губернатором в Рязани, он подаёт в отставку и отдаётся литературе, сделавшись самым близким и деятельным членом редакции "Отечественных Записок".
С 1878 года, после смерти Некрасова, он стал ответственным редактором и был им вплоть до прекращения "Отечественных записок" в 1884 году. Прекращение издания сильно отразилось на его уже ранее расшатанном здоровье. Салтыков с каждым годом физически слабел, почти не выходил уже из комнаты, но продолжал деятельно работать в других изданиях и его творческие силы не ослабевали вплоть до самой кончины 30 апреля 1889 года.
Трудно указать в русской литературе ещё писателя, деятельность которого была бы в таком близком соотношении с перипетиями, которые переживало русское общество в тревожный период реформ. Натура в высшей степени впечатлительная и вместе с тем необыкновенно активная, Салтыков тотчас отзывался на каждый даже неуловимый и скрытый жизненный диссонанс.
Это кладёт на все его произведения особый отпечаток, по мнению одних вредно отозвавшийся на художественной ценности и долговечности большинства его произведений, по мнению других, напротив, не только не повлиявший на его творчество, но придавший последнему особую силу и значение ценного исторического явления.
Уже одно то, что, будучи непосредственным преемником Гоголя, когда ещё всё жило под обаянием его необыкновенных откровений, Салтыков не только не потонул в лучах славы своего знаменитого предшественника, не явился лишь слабым отблеском его гения, но, напротив, сохранил всю самостоятельность своей сатиры, - говорит о выдающейся силе и оригинальности его таланта. В то время как Гоголь явился перед своими читателями во всеоружии синтеза, поглотившего детальное разнообразие тех условий, среди которых совершался процесс разложения и затем возрождения русской жизни, Салтыков, напротив, выступил со всей силой своего тонкого анализа, раскрывавшего самые мельчайшие детали и особенности этого процесса. Таким образом, Салтыков был не простым подражателем Гоголя, а необходимым и естественным дополнением его - и в этом главная тайна его успеха и главная основа его историко-литературного значения.
"Губернские очерки" были первым произведением Салтыкова, в котором эти свойства его дарования выступают вполне определённо. Здесь он развернул перед читателями целую галерею разнообразнейших разновидностей; с одной стороны, Сквозник-Дмухановского типа, - дореформенного хищника, с другой - бесчисленные видоизменения Хлестаковых и Тентетниковых под общей кличкой "талантливых натур", проанализировав при этом не только их психические особенности, но и ту почву, на которой они рождались и действовали. Вот почему в "Губернских очерках" впервые выступает в литературе, в противопоставлении с этими типами привилегированных провинциальных обывателей, простой народ. Ему Салтыков посвящает самые тёплые и прочувствованные страницы, а в создании некоторых народных типов является истинным художником. Таковы: "Отставной солдат Пименов", "Аринушка", "Старец" и др. "Губернские очерки в своё время произвели сильное впечатление на общество и нанесли последний удар старому крепостному строю жизни. С начала 60-х годов в деятельности Салтыкова наступает новый период. Государство переживало в это время "медовый месяц" освободительной реформы, перевернувшей все старые основы мирного крепостного прозябания; всё пришло в хаотическое брожение;
Новые и старые элементы жизни перепутывались между собой. Трудно было уловить в этом хаосе что-либо определённое. Это было время наименее благоприятное для сатиры и, может быть, поэтому деятельность Салтыкова в этот период представляется относительно слабой в художественном отношении. Сатирик как бы присматривался ещё к происходившему брожению, не имея прочной уверенности, на что должен он был обратить главные удары своей сатиры. Единственное, что для него было в этом брожении достойным осмеяния, это растерянность и неподготовленность некоторой части общества к реформе, прикрываемая то фразами и речами, лишёнными внутреннего содержания, то комическими страхами и опасениями ("Невинные рассказы", "Сатиры в прозе", "История одного города").
Но с 1868 по 1884 год деятельность Салтыкова становится наиболее разнообразной: то он выступает как художник, захватывающий современные моменты жизни ("Похороны", "Больное место"), то как негодующий сатирик ("Благонамеренные речи", "Господа Ташкентцы" и др.), то как публицист ("Письма о провинции", "Признаки времени") и, наконец, как деятельный редактор одного из влиятельнейших журналов.
Десятилетия, прошедшего со дня освобождения, было достаточно, чтобы для сатирика уже вполне выяснились те прискорбные явления, которые выступали целым сонмом, как самые страшные враги обновляющейся жизни. Это были всевозможные виды хищничества, прикрывавшегося не менее разнообразными формами лицемерия. Враг был намечен, и сатирик на борьбу с ним посвятил всю силу своего художественного дарования, всю соль своей беспощадной сатиры и всю мощь негодующего чувства. Он заклеймил его в ряде характерных типов, из которых многие стали нарицательными; таковы: "Господа Ташкентцы", "Столп Дерунов", Колупаевы и Разуваевы, Балалайкины и новейшие Молчалины, Помпадуры и др. Но венцом его художественной деятельности этого периода является хроника "Семейства Головлёвых" и создание типа "русского Тартюфа", Иудушки Головлёва, достойного занять место среди лучших типов европейских литератур.
Последние годы, после прекращения "Отечественных Записок", Салтыков посвятил сравнительно более спокойной, более объективно-художественной деятельности, создав целый ряд замечательных по выдержанности формы и силе чувства произведений; таковы: "Мелочи жизни", "Сказки" и "Пошехонская сторона", эта скорбная и потрясающая хроника крепостного уклада. И при жизни Салтыкова и после его смерти, нередко высказывались против него обвинения в пессимизме, как это было некогда и относительно Гоголя, в искажении жизни и в умышленном представлении её исключительно с мрачных и тёмных сторон. Но такие обвинения были вполне несостоятельными. Сатира, как вид искусства, поставлена в известные границы и по существу имеет дело лишь с отрицательными явлениями, и сатирик нисколько не претендует на представление жизни со всех её сторон. Так думал, как известно, Гоголь. Также думал и Салтыков, и для всякого непредубеждённого взгляда вполне ясно рисуются за отрицательными явлениями те положительные и светлые начала, которыми был преисполнен сатирик, и та глубокая вера в живые силы русского человека, к изображению которых он нередко обращался и сам.

На следующую страницу 

 На предыдущую страницу

Студия «Vitart»