Студия «Vitart»Первый том — Истории Российской империи Второй том — История русской культуры
Один из гербов Российской империи

ГЛАВНАЯ — здесь ОГЛАВЛЕНИЕ

Краткая история русской литературы:

Народная поэзия
Литература древнего периода
Литература под югозападным влиянием
Литература петровской эпохи
Литература 18-го и начала 19-го века
Литература пушкинского периода
Литература 1840-х годов
Литература 1850-х годов
Литература 1860, 1870-х годов
Литература 1880, 1890-х годов

Краткая история русского искусства:

Архитектура
Живопись
Музыка
Скульптура
Театр

Loading

 

ИСТОРИЯ РУССКОГО ИСКУССТВА
АРХИТЕКТУРА

В древнейшую эпоху постройки на Руси, богатой лесом, производились преимущественно из дерева, и можно предполагать, что деревянное зодчество в ней стояло на значительной степени развития. С IX века, одновременно с принятием христианства, на Руси появляется каменное зодчество, принесённое греческими мастерами, которые по образцу византийских храмов строили в Киеве и других городах церкви и, кроме того, гражданские и военные сооружения. Вскоре от греческих мастеров каменное строительство перенимают и русские зодчие. В XI веке летописи приводят имена русских строителей: Коров, Милонег и др. Исконное деревянное строительство должно было уступить своё место византийскому, каменному, сохранив своё значение для гражданских построек.
Возникшие в XI и XII веках церкви принадлежат к двум типам, кубическому и крестовому. К первому типу относятся те храмы, главная масса которых приближается к форме куба, ко второму - те, в которых главная масса представляет форму креста. В кубическом типе можно заметить два вида - киевский и владимиро-суздальский. К киевскому типу принадлежат как церкви Киева, так и все сходные с ними. Таковы: церковь Десятинная в Киеве Х века, Черниговский Спасский собор, Св. София Новгородская XI века и др. Отличительным признаком этого вида в большинстве случаев можно считать сравнительно большое возвышение средней арки фасада над боковыми и большой выступ средней алтарной части в плане; покрытие крыш круглое, по аркам, главы с полукруглым византийским покрытием; стены храмов полосатые, так как древняя кладка состоит из чередующихся рядов кирпича и камня. В общем, это - упрощённый византийско-кубический стиль. Другой вид этого типа, владимиро-суздальский, мы находим в церквах XII века - св. Георгия в Юрьеве Полесском, Всемилостивого Спаса в Евфимиевском монастыре в Суздале, Владимирско-Дмитриевском и Успенском соборах и т.д.
Во всех этих выстроенных из камня храмах средняя арка на фасаде возвышается над боковыми незначительно, невелик также и средний алтарный выступ. Покрытие глав - шлемообразное, покрытие крыш не полукруглое, по аркам, а ломаной линией по фронтонам. Кроме того, владимиро-суздальские храмы отличаются от киевских меньшими размерами, обилием внешней отделки и деталями, большей стройностью и высотой. При общем византийском плане стиль их - смешанный, носящий некоторые ранее не встречавшиеся особенности.
Переход центра жизни из Киева во Владимир уменьшил несколько влияние Византии, и церкви, возводимые здесь при помощи сведущих в каменном зодчестве иностранных мастеров, носят на себе несомненный отпечаток романского стиля, особенно в богатых внешних украшениях.
Дальнейшее развитие русской архитектуры северо-восточной Руси замедляется в период господства татар (1238 - 1480). Немногие уцелевшие памятники этой эпохи свидетельствуют о крайнем упадке зодчества.
Только в богатых вечевых городах, Новгороде и Пскове, менее испытавших тяжесть татарского ига, архитектура достигает значительного развития в XIV и XV веках. Здесь, наряду с церквами, почти повторяющими типы XI-XII веков, возводятся церкви, во многом отличающиеся от них в плане и фасадах. Вместо прежних трёх полукруглых алтарных выступов здесь мы встречаем один; фасад каждой стороны кубического храма разделён лопастями на три части и покрыт по фронтону. Сходство конструкции сводов и фасадов с немецкими постройками даёт право видеть в этих особенностях занесёнными сюда частыми торговыми сношениями с Ганзой немецкое влияние. Замечательны в древних новгородских и псковских церквах уцелевшие при них древнейшие, нам известные, колокольни в виде стенки, покрытой крышей с несколькими арками для подвешивания колоколов. Новгородско-псковская архитектура не остаётся без влияния на возвышающуюся в XIV веке Москву, где при первых князьях начинает понемногу оживляться строительная деятельность. На первых порах московское зодчество является продолжением владимиро-суздальского; только новые храмы меньше и не имеют обилия наружных украшений.
Частые указания летописи на падение глав и церквей ясно говорят о том, что опустилась здесь техника каменного строительства, и объясняют, почему нужно было вызывать в Москву научившихся от немцев мастеров из Новгорода и Пскова, а затем и иностранцев из-за границы. В 1451 году в Москве была выстроена в чисто новгородско-псковском стиле церковь Положения ризы Богородицы в Кремле, а в 1484 году построен псковскими мастерами Благовещенский собор. Как характерные признаки каменного зодчества этого периода, нужно отметить появление луковичных глав умеренного размера и покрытий в виде кокошников.
С конца XV века наступает для русской архитектуры новый период. Падение Константинополя должно было ещё более ослабить византийское влияние; начавшиеся с Западной Европой сношения вызвали появление знающих архитекторов-иноземцев; освобождение от ига, создание независимого государства, наконец, покорение царств прежних поработителей подняло силы народа, и это отразилось на пышном расцвете русской архитектуры в XVI и XVII веках. Призванные при Иоанне III итальянцы, Аристотель Фиораветти, Марко Руф Фрязин, Пётр Антоний, Алевиз из Милана, строили каменные дворцовые здания (дворец, казённую и Грановитую палаты), обстраивали московский Кремль стенами с башнями и воротами - Фроловскими (Спасскими), Никольскими, Боровицкими, Троицкими, возвели соборы - Успенский, Архангельский. Эти итальянцы принесли с собой технику, но не могли изменить существенно установившихся форм, ибо им вменено было при возведении построек, особенно соборов, следовать старым образцам. Есть данные предполагать, что Грановитая палата была построена в русском стиле. Что касается до названных соборов, то в них план сохранён византийско-русский, кубический, сохранены византийско-русские массы и владимирский фасад, и только детали - раковины в пустых пространствах полукруглых кокошников, итальянская орнаментика капителей колонн, арок и пилястр - свидетельствуют об участии в этих постройках итальянцев.
Новые формы в нашем каменном зодчестве появляются несколько позднее, совершенно самостоятельно, без влияния Запада.
Образцы этих новых архитектурных форм представляют в XVI веке - каменные церкви Вознесения в Коломне, Иоанна Предтечи в Дьякове, Покровский собор (Василий Блаженный) в Москве, в XVII веке - церковь Рождества в Пушниках. Эти церкви покрыты шатрами - одним, тремя, пятью; иногда они - в форме башен с чрезвычайно разнообразными планами, фасадами и украшениями. Это разнообразие и своеобразие форм было вызвано тем, что к каменному строительству были применены формы, выработанные к тому времени деревянным зодчеством.
Дело в том, что около насаждавшегося под различными влияниями зодчества каменного продолжало жить и развиваться самостоятельно исконное деревянное зодчество: по дебрям и лесам севера крестился и селился люд; он рубил дворы, хоромы, терема, клети, подклети, несчётное количество церквей, часто совершенно самостоятельно, не имея перед собой образцов. Наиболее простой четырёхугольный сруб, покрытый крышей, двускатной, четырёх - или восьмискатной, с главкой в виде луковицы, постепенно осложнялся пристройкой многогранных абсид, галерей, папертей и крылец, постепенно разрастался и развивался в зависимости от условий страны, народных потребностей и вкусов. Глубокий снег и сырость земли скоро побудили ставить церкви на подклетях и делать сильные скаты покрытий. Большие приходы при небольшом числе церквей породили расширение помещений, а продолжительная зимняя стужа вызвала существование маленьких окон и больших простенков. Постепенно деревянное плотницкое дело воспитывало своеобразный народный вкус. Прирубка одного сруба к другому без всякой симметрии и порядка, размеры прирубок, обусловленные обычной длиной бревна, затейливые кровли шатром и бочкой, украшение богатой узорчатой резьбой - вот главные черты этого вкуса. Если сравнить воздвигнутые в Москве или под Москвой вышеуказанные каменные церкви с деревянными, то легко заметить, что в первых сильно отразились черты народного деревянного русского зодчества. Исходная точка этих каменных церквей - прежний византийско-русский кубический храм, с заимствованием многих элементов из деревянного зодчества.
С деревянных церквей взят мотив шатровых покрытий. Оттуда ведёт своё начало устройство папартей, галерей, приделов и лестниц-крылец вокруг церкви. Паперти представляют совершенную копию с деревянных; только, в силу требований материала - камня, столбы стали гораздо толще. Разнообразные колонки, наличники около окон, карнизы с балясниками, украшающие эти церкви в изобилии снаружи, очень напоминают деревянное резное дело. Особенно характерно проявилось воспитанное веками народное эстетическое чувство в замечательном деревянном дворце Алексея Михайловича в Коломне и в каменных церквах Грузинской Божьей Матери в Москве, в церквах в селе Останкине, Макарове и др. Эти постройки принадлежат к XVII века, эпохе высшего расцвета московско-русского стиля. Много памятников этой эпохи находится также в Ярославле, Ростове и других городах, причём наблюдаются между ними местные отличия. Но развитие московско-русского стиля продолжалось недолго.
Уже в конце XVII века, когда в Москве начинает сильно чувствоваться влияние Запада в различных сферах жизни, и архитектура начинает испытывать западное влияние: на русские архитектурные формы накладываются под этим влиянием формы итальянского Возрождения периода барокко, и получается своеобразная смесь русских строительных приёмов с западными деталями, как это показывают церкви Николая Большого Креста, Сухарева башня и несколько сохранившихся домов бояр самого конца XVII века в Москве, церковь Покрова в Филях, церковь в Петровско-Разумовском под Москвой.
Русское зодчество постепенно стирается и почти совершенно замирает после Петра Великого. Пётр не издавал запрещения строить в старорусском стиле, но личное пристрастие императора к западноевропейскому отразилось на постройках его времени., усвоивших главным образом голландские формы. Заботясь о создании своих знающих архитекторов, Пётр для изучения архитектурного дела отправлял русских, Еропкина и Исакова в Италию, Устинова и Коробова в Голландию, а пока они там учились, Пётр, нуждаясь для постройки столицы и укреплений в сведущих архитекторах, выписывал из-за границы иностранцев.
С историей застройки Петербурга связаны имена Леблона, Трезини, Мишетти и др. Эти архитекторы-иностранцы не были связаны теперь условием следовать старым традициям, и поэтому западный новый стиль мог распространяться свободно и быстро. Не так быстро удалось завести и поставить архитектурное образование в России.
В открытой при Екатерине I, по проекту Петра, Академии наук учреждено было художественное отделение, где, между прочим, преподавалась архитектура. Но, очевидно, преподавание мало принесло пользы, если в последующие царствования приходилось обращаться опять к иностранцам, как единственно сведущим людям.
Из иностранцев наибольшее значение имел талантливый Растрелли, строивший при Елизавете в господствовавшем стиле барокко Зимний дворец, Смольный институт и другие здания и образовавший несколько русских архитекторов.
Прочное основание образованию архитекторов положено основанием Академии художеств в 1757 году. Директором её был поставлен архитектор Кокоринов, который, вместе с выписанным из Парижа преподавателем высшей архитектуры Ламотом, много содействовал подготовке русских архитекторов: в течение первых 30-ти лет, в царствование Екатерины II, Академия выпустила ряд хороших архитекторов.
Но Екатерининская эпоха не может быть названа блестящей по отношению к архитектуре. Екатерина II предпринимала много строительных работ, среди которых сооружения, полезные, инженерные, играют первую роль: гранитная отделка берегов Невы, постройка портов, городских общественных зданий в провинциях - в силу потребностей новых установлений. Эти работы исполнялись в обычном барокко и ложноклассическом стиле частью иностранцами, частью русскими и не выходили за пределы заурядности. Более других выдаются: Академия художеств и Таврический дворец в Санкт-Петербурге, Троицкий собор в Александро-Невской лавре, дом Пашкова (Румянцевский музей) в Москве. Эти главные монументальные постройки прославили имена русских архитекторов: Кокоринова, Старова, Баженова, Волкова, Ветошникова.
Архитектура царствования Александра I тоже не отличается блеском. Наиболее крупные создания: построенный при Александре Казанский собор в Санкт-Петербурге по проекту Воронихина, начатый по проекту Витберга и не возведённый храм Спасителя под Москвой, начатый и почти оконченный по проекту Монферрана собор Исакиевский в Петербурге - сколки с западноевропейской архитектуры. При Александре I был открыт новый рассадник строительных техников - архитектурное училище при Кремлёвской дворцовой экспедиции, позднее слившееся с училищем живописи и ваяния в Москве.
Царствованию Николая I принадлежит характерный, так называемый казарменный стиль, отличающийся однообразными прямыми линиями и простотой орнамента - стиль тоже западноевропейского происхождения, культивировавшийся Стасовым, Росси, Штаубертом и др. Одобряя этот стиль для правительственных сооружений, Николай I высказывал постоянное желание, чтобы при составлении проектов православных церквей преимущественно был сохраняем вкус древнего зодчества. Проводником первоначального, внешне понятного, народного направления был Тон, и его первым произведением в этом роде была церковь св. Екатерины в Санкт-Петербурге. В 1835 году в том же стиле была начата Тоном постройка храма Спасителя в Москве. Задавшись целью восстановить древнерусское зодчество, Николай I заботился о сохранении его памятников, об их реставрации, об их обнародовании и изучении.
Эти меры принесли плоды в царствование Александра II. В области архитектуры это царствование отличается необычайной жизненностью. Вместо прежнего, скучного, холодного единообразия появилось в различных постройках часто удачное применение разнообразных стилей - византийского (Гримм, Кузьмин, Парланд), романского (Макаров, Рахау, Гримм), готического (Бернгард, Гиппиус, Бейне), ренессанса (Китнер, Шретер), Людовика XIV и XV (Рахау), арабско-мавританского (Бахман, Шапошников, Серебряков), армяно-грузинского (Гримм). С другой стороны, деятельно продолжалось и усиливалось более сознательное и верное применение форм старорусского зодчества.
В последнюю четверть века в старорусском стиле возводится не только ряд церквей. Этот стиль переносится на здания общественные (например, музеи Исторический и Политехнический, Ряды, Дума в Москве, театры, выставочные здания, частные дома Мамонтова, Лопатина, Щукина, Порховщикова в Москве). Развивается не только зодчество каменное, но и деревянное. Своим своеобразием и красотой возродившееся русское зодчество вызывает удивление и признание иностранцев.
Наша архитектурная русская школа вышла из эпохи слепого и рабского повторения того, что делали предки. Основываясь на старинных характерных формах и грациозной орнаментации, лучшие архитекторы этого направления - Богомолов, Гартман, Горностаевы, Даль, Монигетти, Резанов, Ропет, Шервуд и другие - творят новые сочетания. О жизни русской архитектуры свидетельствует существование двух архитектурных обществ в Санкт-Петербурге и Москве, издание архитектурного журнала "Зодчий" и съезды русских зодчих в 1892 и 1895 годах.

На следующую страницу 

 На предыдущую страницу

Студия «Vitart»