Студия «Vitart»Первый том — Истории Российской империи Второй том — История русской культуры
Один из гербов Российской империи

ГЛАВНАЯ — здесь ОГЛАВЛЕНИЕ

10 сюжетов из жизни России:

Предистория
1. ИСТОРИЯ:
Киевская Русь
Владимиро-Суздальская Русь
Русь Московская и Литовская
Начало самодержавия
Смутное время
Дом Романовых
Российская империя
2. ТЕРРИТОРИЯ
3. НАСЕЛЕНИЕ:
Происхождение и колонизация
Историческая статистика
Демография
Заселённость территории
Состав населения
4. СОСЛОВИЯ:
Дворянство
Городское сословие
Крестьянское сословие
5. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО:
Земельная собственность
Земледелие
Скотоводство
6. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ:
Горная
Обрабатывающая
7. ТОРГОВЛЯ
Внешняя торговля
Внутренняя торговля
8. ФИНАНСЫ
9. УЧРЕЖДЕНИЯ
10. ОБРАЗОВАНИЕ

Таблица РУССКИЕ ПРАВИТЕЛИ


Loading


 

СЛОВАРЬ

Крестьяне и крепостное право. Слово крестьяне в нашем языке сравнительно позднего происхождения. В первый раз земледельцы названы крестьянами (христианами) в уставной грамоте, данной в 1391 году митрополитом Киприаном Константинопольскому монастырю. В той же грамоте они иначе именуются "сиротами" - эпитет, впоследствии весьма часто употреблявшийся крестьянами в их челобитных.
В древней Руси земледельцы не имели постоянного общего названия, потому что не составляли замкнутого сословия, тем более такого, к которому подошла бы характеристика "сироты"; пахари вместе с людьми других профессий именуются в старинных памятниках литературы словами: "народ, людие, земяне", однако уже тогда среди общей массы равноправных людей выделяются лица, стоящие выше других сограждан - "лучшие мужи", с течением времени образующие сословие бояр.
К началу XI столетия имущественное неравенство между различными слоями общества становится весьма значительным: так, в 1018 году Ярослав Новгородский, собирая деньги на поход против Святополка, получает от бояр по 18 гривен, от старост по 10 гривен, а от простых людей по 4 куны, что составляет для первых сумму в 135 раз большую, чем для последних. В Русской правде крестьяне составляют хоть и свободное, но низшее сословие: вира (штраф) за убийство крестьянина - смерда много меньше виры, положенной за убийство человека знатного сословия.
Но гораздо важнее то, что к этому времени среди крестьян складывается группа, которая добровольно, в силу экономических условий, ставит себя в зависимость от богатых бояр. Это - ролейные закупы (по Русской правде). Это - люди, поселяющиеся на чужой земле и часто берущие при этом ссуду от землевладельца в форме скота для обработки земли и хлеба на посев и пропитание до урожая. "Закупы" были обязаны работать на того, на чьей земле они селились; или обязывались отдавать ему половину сбора с занимаемой ими земли. Если они получали ссуду, они могли уйти от господина, только уплатив стоимость полученного - "покруту", серебро с процентами за время пользования - "пожилым". "Закуп", бежавший без расчёта, обращался в полного раба (см. рабство в России).
Уходить "закупы" могли только по окончании периода сельскохозяйственных работ, осенью, в Юрьев день или (по Псковской судной грамоте) "о Филиппове заговенье". Вотчинник, "господин" не должен был обижать "закупа": если он убивал его, он платил виру как за убийство свободного смерда; если он посягал на имущественные интересы "закупа", брал себе из сбора больше, чем следовало, или урезывал землю "закупа", он должен был вернуть несправедливо присвоенное и уплатить за обиду 60 кун.
Положение тех крестьян, которые не брали ссуды и лишь садились на землю, уже бывшую под обработкой, избавляясь таким образом от труда по вспахиванию нови, было без сомнения значительно лучше против положения "серебренников" уже в силу того, что они должны были лишь оставить занимаемую землю и тем свергали с себя всякую зависимость от вотчинника. Ещё независимее были земледельцы, садившиеся на дикую землю: они получали при поселении значительные льготы, могли от себя приглашать новых поселенцев и от себя сдавать им землю.
Рядом с крестьянами, сидевшими на чужой земле - боярской, монастырской или дворцовой, существовал весьма обширный класс независимых от частных лиц земледельцев; они работали свою землю собственным инвентарём и платили дань только князю. Земли их назывались чёрными и считались принадлежащими князю, однако не как частному лицу, но как правителю, и с утратой им княжеского стола переходили к новому государю. Вся земля состояла в общинном владении и делилась между общинниками или по потребностям и силам каждого, или равномерно в том случае, когда вся земля была уже вспахана и представляла ценность сама по себе. Каждый общинник мог свободно располагать своими земельными правами, мог передавать их временно и навсегда другому лицу и, пока пользовался землей, должен был, в соразмерности с её площадью и качеством, участвовать во всех повинностях, лежащих на общине - тянуть все разрубы и размёты. Кроме крестьян пашенных, в свободных общинах были и крестьяне, имевшие недостаточное количество полевых угодий или совершенно лишённые их - бобыли, казаки, подворники, захребетники, подсуседники, задворные люди, но до XVI столетия число их было ничтожно, да и в XVI столетии редко превышало 10% общего числа крестьянских дворов.
Крестьяне чёрные управлялись в своих делах вполне самостоятельно. В XVI столетии незаконные поборы и притеснения "наместников, волостелей, праветчиков и их пошлинных людей" побуждают Иоанна Грозного передать всё местное управление выборным от обществ старостам, "которых между собой крестьяне излюбят и выберут всей землёй"; старосты чинят управу, собирают все доходы и сами привозят в Москву. Однако это не было вполне общей мерой: полное самоуправление являлось привилегией - за отставку наместников, волостелей и праветчиков нужно было платить откупные. Многие волости или не могли платить, или находили для себя новый порядок неудобным и оставались при прежнем устройстве управления.
На вотчинных и монастырских землях крестьяне также пользовались значительным самоуправлением. В монастырских вотчинах суд творил "прикащик" со священником и 5-6-ю крестьянами - добрыми и средними. Оброк был часто точно определён, также как и чрезвычайные платежи (с браков, с продажи лошади, коровы, избы). Раскладка казённых платежей (разрубов) совершалась волостью через выборных людей от всех разрядов, на которые распадалось по своему благосостоянию крестьянство: по 2 человека от "больших или лучших людей", по 2 от "средних", от "меньших" и от казаков.
Экономический быт крестьян в докрепостное время является мало обследованным. Вероятно, вследствие увеличения цен на скот и хлеб возросла денежная стоимость ссуды и размер неустойки, которую платил крестьянин, уходя с чужой земли. Во второй половине XVI века крестьянин, проживший на чужой земле 10 лет, должен был, уходя, уплатить, по вычислению Ключевского, до 300 рублей на деньги конца XIX века. Естественно, что крестьянин редко был в состоянии разом внести такую сумму, поэтому освободиться от зависимости для большинства представлялось невозможным. Им оставалось только переходить от одного вотчинника к другому; от частного владельца к монастырю, платящему меньшие подати, освобождённому от них и потому довольствующемуся меньшими повинностями; от владельца старых земель к помещику, получившему поместье на дикой земле и представляющему новым поселенцам значительные льготы; от бедного и слабого к сильному и богатому.
Право ухода превращалось фактически в право перехода, в увоз. Крестьянин обязывался нести повинности другому вотчиннику, и тот, уплатив за "серебряника" подмогу и неустойку старому вотчиннику, увозил крестьянина на свои земли. Часто вотчинники не давали увозить от себя крестьян, требовали большей платы за пользование ссудой (несмотря на то, что размер платы был ограничен законом) или прибегали к открытому насилию. С другой стороны, переход крестьян от бедных вотчинников к богатым подрывал благосостояние первых и лишал их возможности исправно являться на службу "конны, людны и оружны".
Эти обстоятельства, побуждают правительство прикрепить крестьян навсегда к тем вотчинникам, за которыми они числятся. Указ 24 ноября 1597 года (см. Фёдор Иоаннович, Борис Годунов) объявляет всех крестьян, ушедших от своих господ не более как за 5 лет до 1 сентября 1597 года, беглыми и приписывает возвращать их с женами, детьми и со всем имением на прежние места. Закон принял за исходный пункт 1592 год потому, что в 1592-3 годах составлялись писцовые книги, отмечавшие на какой земле кто сидит и дававшие основу для разрешения пререканий о прежнем жительстве "закупов" и прежнем вотчиннике.
Ещё большее значение, чем закон 1597 года, имел указ 9 марта 1607 года, принятый в смутное время, прямо предписывающий всем крестьянам "положены быть за теми, за кем писаны". Таким образом, уход и увоз были объявлены недействительными, сама зависимость устанавливалась навсегда в силу одной записи в писцовой книге. Правительство назначало за приём беглых, помимо обязанности вознаградить потерпевшего вотчинника за убытки, ещё денежный штраф в пользу казны по 100 рублей (на деньги конца XIX века) с каждого принятого двора или крестьянина. Однако главная сила, ведшая к установлению нового порядка, лежала не столько в узаконениях, сколько в частных нарядных грамотах, которые под давлением крайности писались крестьянами так, что и помимо закона прикрепляли их навсегда к вотчиннику. В этих добровольных грамотах первоначальный заём крестьянин обязывался выплачивать в виде обязанности быть навеки крепким вотчиннику - "государю", как стали его именовать в XVI-XVII столетиях крепостные наравне с холопами.
В XVII столетии принижается и положение прежде свободных крестьян дворцовых и чёрных: подобно тому, как владельческие крестьяне были прикреплены к вотчиннику, дворцовые и чёрные прикрепляются к земле. Беглых крестьян этих разрядов Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года предписывает возвращать "на старые их жеребьи" по писцовым книгам. В то же время Уложение запрещает крестьянам под страхом строгого наказания приобретать в городах тяглые дворы и торговые заведения. Указ Петра I от 7 августа 1685 года идёт ещё дальше и запрещает вообще приписывать крестьян, отпущенных на волю, к посадам: крестьянин, следовательно, обязан навеки остаться земледельцем и, как таковой, человеком зависимым.
Последующим важным фактом в жизни крестьян является введение подушной подати и связанной с ней первой ревизии, предписанной указом Петра I от 26 ноября 1718 года. Важное значение имел указ от 5 января 1720 года, по которому, с одной стороны, крестьян сравняли с холопами, записанными наравне с крестьянами в оклад. Раньше положение холопов близко подходило к состоянию полного рабства. С другой стороны, указы, сделав вотчинников ответственными за поступление подати, заставили правительство предоставить помещикам большую власть над крестьянами и содействовали полному принижению положения крепостных.
И действительно, в 1742 году было запрещено крестьянам уходить в солдаты, т.е. уничтожен был единственный оставшийся для них исход из тяжелого положения; в 1747 году помещикам было предоставлено право сдавать крестьян в рекруты; в 1760 году разрешено вотчинникам ссылать крепостных людей в Сибирь на поселение; в 1765 году позволено помещикам отдавать крестьян в каторжные работы; в 1767 году крестьянам запрещено подавать на помещиков челобитные.
Вместе с тем стала расти и численность крепостных, так как в 1729 году было предписано всех вольных гулящих людей или сдавать в солдаты, или записывать за помещиков, у которых они живут. В то же время стали в награду за заслуги жаловать заселёнными поместьями из государственных имений, и этим путём обращали прежде государственных крестьян в крепостных частного лица.
Далее, законом 3 мая 1783 года крепостное право было распространено и на Малороссию, где его ранее не существовало; законом 12 декабря 1796 года - на губернии Екатеринославскую, Воскресенскую, Таврическую, Кавказ и Донскую область.
Ещё ранее того были ограничены общие гражданские права крестьян: им было запрещено приобретать недвижимую собственность (в 1730 г., отменено в 1801 г.), вступать в подряды и откупа (в 1731 г., отменено в 1774 г.), обязываться векселями (1761 г.).
В конце XVII - начале XVIII века стали раздаваться голоса в пользу значительных изменений в положении крестьян. Могущественный фаворит правительницы Софьи Алексеевны, князь Голицын предлагал отнять у дворянства крестьянские земли, предоставив ему взамен твёрдое жалованье от правительства, а все повинности крестьян обращать непосредственно в казну. Посошков, известный крестьянин-писатель и механик, современник Петра Великого, находил необходимым установить вполне точные размеры повинностей крепостных и запретить всякие отрезки от крестьянских земель.
Проекты к улучшению быта крестьян, возникавшие во 2-й половине XVIII столетия, имеют ввиду в большей части личное освобождение крепостных и мало заботятся о земельном обеспечении крестьян.
Первым шагом к нормированию положения крестьян является указ императора Павла I от 5 апреля 1797 года, предписывающий освобождать крепостных от работ по воскресным дням и выражающий желание, чтобы помещики не заставляли крепостных работать на себя более 3-х дней в неделю, как это обыкновенно и было принято в Великороссии (в Малороссии крестьяне работали до указа большей частью даже меньше - всего 2 дня).
По поводу записки Румянцева, пожелавшего освободить своих крестьян на известных условиях, император Александр I издал 20 февраля 1803 года общий "Закон о свободных землепашцах", имевший целью поощрить добровольное освобождение и устроить быт освобождённых от крепостной зависимости. В 1852 году были освобождены и зачислены в свободные землепашцы всего 115.734 души 384 владельцами.
При императоре Николае I наблюдение за законным обращением вотчинников с подвластными было возложено на предводителей дворянства, и сам порядок надзора был точно определён.
В 1839 году был составлен 2-й комитет для пересмотра Закона о свободных землепашцах и было выработано положение об обязанных крестьянах. Этим положением помещикам было предоставлено право по их усмотрению вступать в сделки с крестьянами об отдаче им определённых участков в пользование за точно установленные повинности; однако этим правом воспользовались всего три помещика (князья Воронцов, Витгенштейн и граф Михаил Потоцкий).
В 1841 году было запрещено продавать крепостных отдельно от семейств. В 1843 году было возбранено отчуждение крестьян от земли.
Законом 8 ноября 1847 года было предоставлено крестьянам право при продаже имения с публичных торгов выкупать себя на волю с землёй, причём они получали на землю право собственности и зачислялись в государственные крестьяне. Дополнительным указом 19 июля 1849 года было, однако, постановлено, чтобы крестьяне в подобных случаях обязательно испрашивали согласия прежнего владельца продаваемого имения; в целом эти путём получили свободу и право собственности на землю всего 964 души.
В 1848 году крепостным было разрешено приобретать, с согласия помещиков, в собственность незаселённые недвижимые имущества.
Указами 26 мая 1847 года и 29 декабря 1849 года введены в Киевском генерал-губернаторстве "инвентари", определявшие точно повинности крестьян и ограничивающие права помещиков на труд крестьян. Такие инвентари существовали в литовских землях ещё со времён Литовского статуса, но с присоединением Литвы к Польше, затем к России, перестали соблюдаться. В 1852 году с назначением киевского генерал-губернатора Бибикова министром внутренних дел действие инвентарей было распространено на Витебскую и др. западные губернии, однако такая мера, ввиду различия в почвенных и экономических условиях, оказалась нецелесообразной и со вступлением на престол Александра II распоряжение было отменено.
Взойдя на престол, император Александр II нашёл возможным немедленно приступить к подготовке полного уничтожения крепостного права. С этой целью 3 января 1857 года был открыт особый комитет по крестьянскому делу. 20 ноября 1857 года был обнародован Высочайший рескрипт на имя Виленского генерал-губернатора Назимова, в котором дворянским сословиям Ковенской, Виленской и Гродненской губерний разрешалось приступить к составлению проектов об улучшении быта крестьян. В каждой губернии должен был быть открыт приуготовительный комитет под председательством губернского предводителя дворянства, состоящий из выборных депутатов от дворянства, по одному от уезда, и двух помещиков по назначению губернатора. Свои проекты комитеты должны передать в общую комиссию в Вильне. Проекты должны были исходить из следующих руководящих начал: крестьяне выкупают усадьбу в собственность, полевую землю они получают в определённом размере в пользование и отбывают за неё работы или платят оброк; за помещиками сохраняется вотчинная полиция; устройство крестьян должно обеспечивать исправное отбывание повинностей и податей. В том же году (по ходатайству дворянства) были образованы подобные же комитеты со сходными наказами в губерниях Санкт-Петербургской, Нижегородской и Московской, а в течение 1858 года и в остальных губерниях. Комитеты закончили работу к сентябрю 1859 года.
Выработанные губернскими комитетами проекты передавались на предварительное рассмотрение комиссии из 4-х лиц: министра внутренних дел Ланского, министра юстиции графа Панина, министра государственных имуществ Муравьева и генерал-адьютанта Ростовцева. Затем положения комитетов должны были подвергнуться пересмотру в главном комитете по крестьянскому делу. Последний был открыт 18 октября 1858 года. Ввиду того, что большинство проектов значительно расходилось между собой и недостаточно отвечали предначертаниям правительства, были учреждены 17 февраля 1859 года особые редакционные комиссии (юридическая, административная и хозяйственная) под председательством генерал-адьютанта Якова Ивановича Ростовцева для приведения в систему проектов и изготовления общего положения.
Местным комитетам было предоставлено право по составлении проекта послать в Петербург для представления объяснений до двух представителей; в августе 1859 года в столице собрались депутаты от одной группы (21) губерний, в январе 1860 года от другой группы (18 губерний). 7-го февраля 1860 года скончался Я. И. Ростовцев. Председателем редакционных комитетов был назначен граф Панин. В октябре 1860 года комиссии закончили свои работы.
10 октября положение, изготовленное комиссиями, поступило на рассмотрение главного комитета и 14 января уже было передано на обсуждение Государственного совета. Здесь рассмотрение его продолжалось с 28 января по 16 февраля.
19 февраля 1861 года был подписан Государем Императором великий акт, даровавший личную свободу и земельное обеспечение миллионам крепостных людей. 5-го марта, в воскресенье Манифест был прочтён в церквах столицы.
По "Общему положению о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости", и изданным одновременно местным положениям помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли, предоставляют в постоянное пользование крестьян усадебную оседлость и определённое на основаниях, установленных местными положениями, количество полевой земли и других угодий. За предоставленный надел крестьяне отбывают повинности работой или деньгами. Местных положений 4: 1) для 34 губерний Великороссийских, Новороссийских и Белорусских, 2) для губерний Черниговской, Полтавской и части Херсонской, 3) для губерний Киевской, Подольской и Волынской, 4) для губерний Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской и части Витебской. Для установления размера надела, который должен быть предоставлен крестьянам, 34 губернии великороссийского положения были подразделены на три полосы - нечернозёмную, чернозёмную и степную; полосы распадались на местности. Для первых двух полос был установлен надел высший и низший; последний равнялся трети первого; для степной полосы был определён один размер - указный. В пользовании крестьян должны были остаться все угодья в том количестве десятин, каким они пользовались до освобождения.
Если это количество превышало высший надел, определённый для местности, помещик имел право отрезать излишнюю землю; если прежняя площадь была в первых двух полосах меньше установленного низшего надела, помещик должен был прирезать недостающее количество десятин, в противном случае понижались повинности крестьян. Помещик мог требовать, чтобы у него осталось за выделом крестьян не менее 1/3 всех земель и соответственно уменьшить землепользование последних с тем только, чтобы они всё же получили не менее установленного наименьшего надела. В третьей полосе, степной, крестьяне получали указный надел; надел этот мог быть уменьшен, если за выделом у помещика оставалось менее половины.
Наконец, помещик по добровольному соглашению с крестьянами мог подарить обществу крестьян количество земли не менее 1/4 высшего или указного размера наделов (так называемый нищенский надел), и тем взаимные отношения между помещиком и крестьянами прекращались. В других случаях крестьяне обязаны были нести повинности в пользу помещика за пользование землёй.
Но такое положение рассматривалось как временное: крестьяне назывались, неся такие повинности, временно-обязанными; правительство имело ввиду сделать их собственниками обрабатываемой земли и для этого ссужало их деньгами для выкупа земли. Ссуда имела место лишь в тех случаях, когда крестьяне приобретали не только усадебную, но и полевую землю, и другие угодья. Размер вознаграждения за землю предоставлялся соглашению сторон, но размер правительственной ссуды устанавливался по выкупной оценке. Последняя равнялась годовому оброку, установленному за пользование землёй, капитализированному из расчёта 6% годовых, т.е. помноженному на 16,66.
Из этой суммы правительство выдавало помещику 80% в случае, если крестьяне выкупали всю землю, какую получили в пользование по освобождению (по уставной грамоте); если же выкупаемая площадь была меньше площади пользования, помещик получал от правительства лишь 75% выкупной оценки; в некоторых случаях помещику могла быть выделена и вся оценочная сумма. Ссуда выдавалась 5%-ми выкупными свидетельствами, которые в течение 15 лет обменивались на кредитные билеты.
Каждые 5 лет на кредитные билеты обменивались выкупные свидетельства на 1/3 суммы. По выкупной ссуде для её погашения и на уплату процентов по выкупным свидетельствам крестьяне должны были уплачивать по 6% в течение 49 лет со дня выдачи ссуды. При этом крестьянам предоставлялось право делать взносы сверх следуемых за текущий год выкупных платежей с зачётом в счёт будущих платежей.
В 1863 году по политическим соображениям в девяти западных губерниях выкуп, первоначально добровольный, был объявлен обязательным; в силу этого приступили к выкупу в этих губерниях 2.716.529 душ крестьян. В других губерниях к январю 1878 года перешло в разряд собственников, т.е. начали выкуп 4.898.123 ревизских души. Сверх того к этому времени сделались собственниками без содействия правительства 640.380 душ, преимущественно получивших дарственные (нищенские, четвертные наделы). Всего к январю 1878 года оставалось временно-обязанных 1.882.696 ревизских душ или 18,6% общего числа крепостных по 10-ой ревизии (10.132.726 душ).
Указом Александра III 28 декабря 1881 года было предписано с 1-го января 1883 года прекратить обязательные отношения крестьян к помещикам и перевести всех бывших владельческих крестьян на выкуп. Одновременно с этим была предпринята мера чрезвычайной важности - произведено понижение выкупных платежей. Общее понижение в один рубль с душевого оклада было произведено в губерниях великороссийского положения и в 6% с годового оклада в губерниях малороссийского положения. Специальное понижение было произведено для селений бывших помещичьих крестьян, находящихся в особенно неудовлетворительном хозяйственном положении. Вместе общее и специальное понижение составили 27% всего годового оклада выкупных платежей со значительными колебаниями по отдельным губерниям (в Олонецкой - 92%, Петербургской, Смоленской, Новгородской от 45% до 42%, наименьшее в Херсонской - 16%). Дальнейшими важными мероприятиями Александра III являются: отмена подушной подати (законами 1882, 83, 85 годов), которая к концу XIX века сохранилась лишь в Сибири, и учреждение крестьянского поземельного банка.
Крестьяне удельного ведомства были переведены на выкуп положением 26 июня 1863 года. Выкуп этот был с самого начала обязательным, при этом крестьянам предоставлено было из состоявшей ранее в их пользовании земли не менее высшего размера наделов, установленного положением 19 февраля 1861 года. Далее, сумма выкупных платежей не составляла большей суммы сравнительно с прежними оброками. Выкупной капитал был определён капитализацией прежнего оброка из расчёта 6% годовых; капитал и проценты по нём вносятся в течение 49 лет, в размере 6% выкупного капитала. Всего удельных крестьян ко времени реформы было 9.000.000 ревизских душ.
Устройство быта государственных крестьян произведено положением 24 ноября 1866 года. По этому положению сельские общества государственных крестьян сохраняют все состоящие в их пользовании земли. Если же эти земли не отграничены от земель, состоящих в непосредственном распоряжении казны, то пространство крестьянского надела определяется по соразмерности с существующим пользованием, но не свыше 8 десятин на душу в малоземельных уездах и 15 десятин в многоземельных; на владение предоставленными им землями каждому крестьянскому обществу выдается "владенная запись". За отданные им во владение земли крестьяне платят государственную оброчную подать. Размер оброчной подати только в 9-ти губерниях остался такой же, какой крестьяне уплачивали и ранее, в других губерниях он был повышен ввиду того, что взимавшийся оброк был найден не соответствующим действительной доходности земли. Оброчная подать, определённая во "владенной записи", должна была остаться неизменной в течение 20 лет, после чего размер её мог быть изменён в законодательном порядке.
Законом 28 мая 1885 года, отменявшим подушную подать с 1 января 1886 года для всех крестьян, кроме бывших государственных, а с 1 января 1887 года и для последних, было вместе с тем предписано преобразовать государственную оброчную подать в выкупные платежи с тем, чтобы выкуп оброчной подати мог быть завершен в 44 года и чтобы выкупные платежи превышали прежнюю оброчную подать не более чем на 45%.

На следующую страницу 

 На предыдущую страницу

Студия «Vitart»